ЛЕДЯНАЯ


СИМФОНИЯ
Фигурное катание доступно каждому

Фигурное катание – это физическое совершенствование, оздоровление, красота, эстетика. Все, что нужно, одеть коньки и отпустить борт, отправившись в покорение такого интересного и эмоционального вида спорта.

Понадобилосв около ста лет, чтобы в основном разработать почти все нынешние обязательные фигуры и основные технические приемы для их исполнения. Во всяком случае, книга «Искусство катания на коньках», изданная в Глазго и принадлежащая перу Д. Андерсона, президента клуба конькобежцев этого города, и труд X. Вандервела и Т. Максвелла Уитмана из Лондона уже содержат описания всех восьмерок,, троек, крюков и других элементов, без которых немыслимо сегодняшнее фигурное катание. Закономерность того факта, что почти все обязательные фигуры были созданы в Великобритании, объясняется тем, что именно здесь возникли первые клубы конькобежцев (Эдинбург, 1742 г.) и разработаны первые официальные правила соревнований.

Однако и заокеанские фигуристы не дремали. В США и Канаде тоже организовывались многочисленные клубы фигуристов, разрабатывались новые модели коньков, создавалась своя школа техники. И когда в Европу в 60-х гг. прошлого столетия прибыл лучший фигурист США Джексон Гейнц, то выяснилось, что даже самым опытным из хозяев льда есть чему у него поучиться.

Вот что писал о приезде Гейнца в Европу Н. Панин-Коломен-кин: «Еще в 1864 году в Европу прибыл американский фигурист Джексон Гейнц, которому суждено было стать основателем современной нам формы искусства катания на коньках. Его манера катания, совершенно исключительная по красоте и естественной легкости, ритму и музыкальности движений, развивалась, по-видимому, вполне самобытно... Кроме того, в области техники именно он показал впервые в Европе, что ход зависит не только от инерции после толчка, но что при каждом повороте корпуса, связанном с вытягиванием и сгибанием колена опорной ноги, можно получать новое поступательное движение. Этот важный принцип в связи с характером всех приемов Дж. Гейнца оказался фактором неоценимого значения. Но самая большая заслуга Гейнца была в том, что он, как истинный художник, вполне обладал чувством меры, категорически преграждавшим ему путь к крайностям; он понимал, что эстетическая сторона не должна подавляться чисто спортивно-технической, что точность, уверенность и быстрота должны сочетаться с красотой, свободой и естественностью, и сумел поднять свое исполнение на ступень действительного искусства, непреодолимо заражавшего зрителя своей эмоциональностью. Благодаря этому он показал изумленнь'ш европейцам совершенно неожиданные возможности исполнения связных последовательностей, стремительнейших фигур и элегантных ритмических танцев в красивейших постановках и грациознейших движениях тела... Влияние его искусства было колоссально. Оно послужило тем толчком, который вызвал огромный качественный скачок вперед и привел впоследствии к образованию новой формы проявления искусства — к международному стилю...»